Как мы стали жителями Кубы

После переезда в городе Моа из района Колорадо в Верхнее Роло мы  хорошо устроились и стали настоящими жителями Кубы

кубинский грифПосле переезда в городе Моа из района Колорадо в Верхнее Роло мы  хорошо устроились и стали настоящими жителями Кубы. В этом поселке жили не только советские специалисты, а и кубинцы и специалисты с других стран соц.лагеря. У нас вообще был интернациональный подъезд, жили кубинцы, чешка, мы, семья из Средней Азии и несколько поляков.

пейзажи в Моа

Именно в Роло возле нас жили грифы, в Колорадо их не было. Поначалу я их очень боялась. Напротив нашего подъезда через дорогу были контейнеры с мусором. И огромные грифы там паслись, искали что-нибудь вкусненькое, как у нас вороны или голуби. Они были такие большие и страшные, что я поначалу с опаской ходила выносить мусор. Их противные лысые красные головы были весьма страшны для ребенка. А когда они парили в небе, мне казалось, что кто-нибудь из них спикирует и схватит меня, я же маленькая. Потом я поняла, что они безобидны и даже сами боятся людей, и забыла о них.

Аэропорт Моа Роло

Так как мы были не обычные жители Кубы, а вроде как гости, то для советских был специализированный магазин. Туда нужно было оформляться и потом ходить и свободно покупать любые продукты. У кубинцев, напомню, была карточная система. В свободной продаже можно было купить разве что хлеб, пиццу и мороженное. Что мы и делали, между походами в спец.магазин. Советский магазин был далеко, потому ходили туда один-два раза в неделю.

Обеспечение было полностью из Советского Союза, в крайнем случае из соц.стран. Например, сок из Болгарии, сосиски из Китая. Куба давала овощи, фрукты и мясо. На каждого члена семьи была положена целая курица в месяц. Молоко заказывали централизованно. За месяц говорили сколько литров молока семье нужно. Каждый вечер со всего дома несли пустые бутылки для молока. Каждая квартира по очереди дежурила на приеме молочных бутылок, а утром на выдаче. Нам — детям очень нравилось дежурить на молоке. Надо было ходить вдоль дома и кричать: Сдавайте бутылки на молоко! А потом записывать напротив каждой фамилии количество сданных бутылок.

никелевый комбинат в Моа

Жители Кубы не выращивали никакой зелени, в смысле петрушки или укропа. В ближайшей деревне Манго жил китаец, который выращивал это все. Он ходил с тележкой по дороге и кричал: «Лечуга» (это зелень по-испански). Хозяйки выходили и покупали морковку, петрушку и укроп.

Периодически к советским жителям Кубы приезжала «Лавка». Это была фура или две фуры с морскими контейнерами из Союза. Внешпосылторг привозил нам разные вещи: одежду и обувь. Такие вещи невозможно было купить ни на Кубе, ни в Союзе. Могли же и в Союзе делать качественные вещи, только советский народ их практически не видел, так как все шло на экспорт.

На этом пока остановлюсь, статья уже достаточно большая. Конечно, продолжение следует.

Моа – город на берегу океана

Прошлый раз я рассказывала о дороге из Гаваны в наш Моа – город на берегу океана. Первое, что нас там встретило, была красная земля. Красная она была от никелевой руды

город МоаПрошлый раз я рассказывала о дороге из Гаваны в наш Моагород на берегу океана. Первое, что нас там встретило, была красная земля. Красная она была от никелевой руды. Поселили почти всех, кто ехал в автобусе, в поселке Колорадо на окраине городка. Нашей семье досталась 4-хкомнатная квартира на последнем четвертом этаже. С ее балкона открывались романтичные виды на океан и кладбище.

Наш красный город на берегу океана состоял из центра, где было несколько административных аккуратных зданий, затем шли бедные лачуги местных, а по разным сторонам городка располагались поселки советских специалистов. Более новый поселок Колорадо лежал на красно-коричневой равнине с кое-где высаженными деревцами. Старый, более обжитой, уютный и чистый Роло, раскинулся за небольшим аэропортом на холмах, а потому разделялся на Нижнее и Верхнее Роло.

Колорадо
Колорадо

Как я уже говорила, сразу нас поселили в Колорадо. Все устали с дороги, а воды в доме нет. То ли еще не дали, то ли на время отключили. Взрослые посовещались и решили организованной толпой идти купаться на океан. Каково же было разочарование, когда подойдя к берегу, мы увидели темную красно-коричневую воду.

В городе на берегу океана был грузовой порт, откуда везли ту самую никелевую руду, потому вся акватория была загрязнена на несколько километров в округе. От купания пришлось отказаться. Говорят, что одна женщина искупалась и у нее в ухе выскочила какая-то болячка. Интересно, что эта дама была медсестрой. Почему-то медики наплевательски относятся к своему здоровью.

Красная вода в океане возле г. Моа
Красная вода в океане возле г. Моа

Дома, в которых мы жили, не имели стекол, а только деревянные горизонтальные жалюзи, которые при необходимости можно было закрыть достаточно плотно, и москитная сетка. Таким образом, в квартире всегда был свежий воздух.

Куба – единственная тропическая страна, при поездке в которую не нужно делать никаких прививок. Не только в городах на берегу океана, но и по всей стране централизовано травят насекомых. Опрыскивание велось и с самолетов-кукурузников, и с тракторов, периодически проезжающих по городу. Благодаря такой организации, можно не бояться малярийных комаров и прочих ядовитых насекомых.

Правда, никто не отменял ядовитых пауков, змей, скорпионов, лягушек-прилипал и прочих в том же духе. Нас защищало то, что в квартиры эти «приятные» экзотические животные не слишком лезли, хотя единичные случаи были.

В поселке Колорадо мы прожили все лето. Я помню, что по квартире были развешены листочки с таблицей умножения, которую я должна была выучить за лето. Еще запомнилась первая поездка в местном автобусе. Причем, не куда ехали, а именно сам процесс езды. Примечателен был также маршрут автобуса, который оптимистично назывался Госпиталь-Кладбище. Водилы на Кубе жутко лихачат, а нас еще угораздило сесть сзади автобуса. Кидало нас во все стороны. Потом все поездки были нормальными, наверно, мы привыкли.

Подъезжаем к Роло
Подъезжаем к Роло

Прямо перед моим походом в школу в августе мы переехали в более чистый и цивилизованный поселок Верхнее Роло, который был на другом конце города, и совсем не на берегу океана. До океана было километров 10-15, но так как мы жили на холме, то даже с нашего второго этажа могли видеть вдали голубую Атлантику. И еще здесь внизу был аэропорт, как на ладони.

Подробно о поселке Роло и моем кубинском детстве приходите читать в дальнейших статьях!

Дорога в провинцию Кубы Ольгин, город Моа

Мы с вами побывали в Гаване, и мы туда еще обязательно будем возвращаться, но основную часть проживания на Кубе я провела в маленьком городе далеко от Гаваны. В Гавану мы прилетали и из нее улетали в Союз, жили там 3-4 недели (так 4 раза), а затем выезжали на постоянное место жительства в провинцию Кубы Ольгин

Ольгин - провинция КубыМы с вами побывали в Гаване, и мы туда еще обязательно будем возвращаться, но основную часть проживания на Кубе я провела в маленьком городе далеко от Гаваны. В Гавану мы прилетали и из нее улетали в Союз, жили там 3-4 недели (так 4 раза), а затем выезжали на постоянное место жительства в провинцию Кубы Ольгин (ударение на «и») город Моа.

Город Моа расположен на противоположном от Гаваны конце Кубы. Если Гавана – это почти самая западная часть острова Свободы, то Моа – почти самая восточная. Таким образом, из столицы в нашу провинцию Кубы мы ехали целые сутки. Ехали на большом болгарском автобусе Чавдар. Он был с кондиционером, чтобы все могли выдержать постоянную сорокаградусную жару, и с сидениями, как в самолете, чтобы можно было спать. Мы – дети, всегда ждали этого увлекательного путешествия, проходившего почти через все провинции Кубы.

провинциальная Куба

В пути мы останавливались в разных городах для ужина, обеда или завтрака. Особенно запомнился ужин в Сьенфуэгосе. Было уже достаточно поздно и темно. Нас провели в ресторан, который находился на последнем (не помню точно каком) этаже здания. Вдоль одной из стен ресторана было сплошное длинное и огромное окно. Мы сели за столик у окна. Нам успели принести воду и апельсиновый сок. На Кубе это принято ставить на стол перед подачей блюд. И тут вдруг во всем городе выключается свет!

Гавана и Моа на карте Кубы

Гавана и Моа отмечены красными овалами. Кликните, чтобы увеличить карту.

Надо сказать, что в 80-е годы в провинциях Кубы периодические отключения света, воды и отсутствие газа, было в порядке вещей. Потому мы не удивились, а наоборот, расслабились и получили удовольствие от роскошного вида на город, лежащий в кромешной тьме, а над ним плыла луна. Потом нам на столик принесли свечи. Мама сказала, что мы навсегда запомним этот романтичный ужин при свечах, так оно и случилось. Правда в середине ужина свет дали, и мы продолжили трапезу уже при электрическом освещении. Такое происшествие именно в этом городе особенно позабавило, потому, что Сьенфуэгос по-испански означает – сто огней. Хотя город и назван по фамилии очередного кубинского революционера Камило Сьенфуэгоса, но суть то остается та же.

Еще помниться ужин в открытом ресторане на улице. Там было чучело большого крокодила, и мы впервые попробовали жареную черепаху. И остался в памяти завтрак в гостинице Перник, которую построили болгары. Особенно красив там был бассейн.

отель Перник

Почему мы ехали так далеко, и почему именно Моа на Кубе? В этом городе был уже действующий никелевый комбинат, построенный американцами. Рядом с ним строился новый завод уже Советским Союзом. На этих заводах и работала масса советских инженеров-металлургов, и мой отец был одним из них.

В следующей статье о Моа и Кубе я подробнее расскажу о нашем городе и особенностях провинции Кубы. До встречи, амигос!